Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Мартовское чтение: преданья старины...

Снега и морозы конца февраля и начала марта позволили немного отдохнуть. Читала, вязала, даже несколько сериалов просмотрела под вязание. Для "чтения под пледом" были выбраны книги забытых, а то и вовсе почти никому неизвестных писателей прошлых веков.

А все началось с "Ночи перед Рождеством" Гоголя, которую хотела перечитать в нужный срок, но не успела. К февральским метелям и морозам книга была кстати, и я, чтобы закрепить впечатление, сразу и фильм посмотрела. Сравнила и увидела, что в фильме герои несколько причесаны. Раньше внимания не обращала.

После фильма поискала, чтобы еще почитать похожего. Яндекс предложил мне повесть Василия Нарежного "Два Ивана, или Страсть к тяжбам". Как говорит Википедия: "Васи́лий Трофи́мович Наре́жный (1780, Устивица — 21 июня (3 июля) 1825, Санкт-Петербург) — русский писатель, автор первого бытового русского романа, родоначальник реалистической школы, предшественник Гоголя." Его наиболее известное произведение - «Бурсак» (1824 г).
Повесть «Два Ивана..." была написана в 1825 году. Ну что же, с учетом того, что не особо люблю русскую литературу этого периода за излишнюю сентиментальность, повесть понравилась. Написано красочно, с юмором, несколько по-хулигански. По сюжету это нравоучительная побасенка о том, как два брата, затеяв долгую тяжбу с соседом, в конце-концов остаются без "без кола и двора".

Потом одно книжное сообщество предложило обсудить произведение Владимира Соллогуба "Тарантас" (Путевые впечатления)" (1845 г). Что-то эта книга сейчас часто попадается на глаза в интернете. Не иначе, как переиздали. Прочитала, но обсудить не успела.
Из аннотации: автор реалистически изображает действительность, описывая быт и нравы своей эпохи,...
Это есть, но, как мне показалось, идея заметок все же другая. Там казанский помещик Василий Иванович и сын соседа по имению Иван Васильевич отправляются из Москвы домой в тарантасе. Пользуясь случаем Иван Васильевич решает написать красочные путевые заметки и всю дорогу огорчается и размышляет, как обустроить Россию "пользуясь примером Европы, но не принимая его за образец". Тема не нова, а книга до сих пор актуальна.
Цитата:
Collapse )
После "Тарантаса" прочла его же повесть "Большой свет", в главном герое которой узнается молодой М. Лермонтов, каков он был в быту. Но трудно сказать, что там можно брать на веру.

Потом решила прочитать роман А. И. Эртеля "Гарденины, их дворня, приверженцы и враги", цитаты из которого часто мелькают в моей ленте. Книга написана в 1889 году, тема: пореформенная провинциальная Россия. Тут нет каких-то грандиозных событий, скорее бытописательство, но оно яркое, с колоритными героями из различных слоев общества "постперестроечного" периода 19 века и, по-моему, в какой-то степени автобиографичное. Не стану много рассказывать о книге, просто советую ее тем, кто любит читать про деревню. Я бы ее купила на бумаге, если бы можно было, электронный вариант сильно грязный.

Далее о двух авторах и книгах, совсем мало кому известных. Тем не менее, они неплохи и сами по себе, и хорошо подошли, чтобы сохранить настроение на старину.
Первая: Юрий Слезкин "Бабье лето" (1911г) - достаточно драматичная, про отставного военного Галдина, приехавшего в имение где-то на Западной Двине, чтобы зажить там спокойно по-деревенски.
Вторая: Алексей Тихонов-Луговой "Девичье поле"(1909 г) - о том, как по-разному складывается жизнь членов семьи Гурьевых с мызы "Девичье поле".
В обеих книгах много описаний природы, быта, что мне и было нужно.

А еще прочла книги Николая Гейнце (1852–1913) "Людоедка" и "Под гнетом страсти". Интересно, кто-то читал произведения этого весьма плодовитого писателя. Я раньше не читала, хотя что-то и слышала о нем.
Первый роман - псевдоисторический, про "кровавую" барыню Дарью Салтыкову, второй - трагическая история о жестокости и коварстве "высшего света". Шедеврами книги, конечно, не назовешь, они достаточно непритязательны, для широкой публики. Но если кому-то нужно простое чтение в гамаке, это как-раз то самое. Гораздо лучше какой-нибудь "Тринадцатой сказки". К тому же, как мне показалось, забористый сюжет автор разбавлял правдивыми историческими фактами, изложенными почти энциклопедически. Я, наверное, что-нибудь еще почитаю летом под яблоней.


На этом пока все. По бездорожью ударим детективами.

Да, еще техническое. Как-то неприятное случилось со мною тут. Писала, писала, больше часа, пожалуй, а запись не сохранилась. Зато выскочил пустой новый редактор, который мой браузер не распознает. А сейчас курсив не могу убрать.
Поэтому сейчас тестирую редактор Дзена. Пока нравится. Там и просто, и черновики легко сохраняются. Возможно, уйду туда. Сюда буду копировать, пока это возможно.

Всех с весной!

Февральское чтение - 2

Хотя уже март шагает по планете, перцы вовсю тянутся к свету, микроскопические петунии (целых 4 штуки) показались, но у меня пока оставшееся февральское чтение. Быстро пробегу по книгам советского периода:

1. Владимир Маканин "Светик-роман". Своего рода дилогия, состоящая из повестей "Старые книги", "Погоня". Не знаю может быть, это романы, по моему же восприятию, скорее, сценарии для фильма. Но, хотя написано своеобразно, проза получилась оригинальная, интересная, тоже "городская", времен конца СССР. Может быть тоже модной была когда-то, но ничего об этом не знаю.
По первой книге в 1989 году снят фильм о героях нашего времени "Светик" с Ольгой Машной в главной роли. По свежим следам, сразу же после чтения книги и посмотрела. Несмотря на простоту сюжета и незатейливые картинки, фильм понравился. Люблю, что попроще. Поностальгировала.

2. Юрий Рытхэу "Скитания Анны Одинцовой". Можно сказать, что эта книга открыла для меня серию романов о внедрении России в азиатские земли. А все началось с ms_lon, которая искала роман. Рытхэу не мой писатель, суховат. Дома стоят его книги, часть из которых все ждет чтения. Но если она ищет, то и мне надо. И прочитали, конечно, а роман оказался так себе. Он написан в 2003 году, думаю, что в качестве презента Америке, куда писатель собирался эмигрировать.
Сюжет его крутится вокруг девушки-этнографа из Ленинграда, которая живет по законам оленных чукчей и даже выходит замуж за одного из них. Основные темы - обычаи, повседневная жизнь оленеводов, антисоветчина, и, конечно, побег в страну-мечту Америку.
И если про обычаи читать интересно, про второе не особо, про третье - совсем не интересно. Заключительную часть просмотрела по диагонали. Тем более с художественностью, на мой вкус, слабовато. Нет, я не потомственная коммунистка, все больше репрессированная. Просто читая, задавалась вопросом, а где бы был он и были бы у него книги, если бы не Советы. Как-то некрасиво все это.
Но все же скажу ему "спасибо", ибо заинтересовалась этой темой и продолжила чтение о народах Северо-Восточной Азии.
Кстати. В 2015 году вышла книга Е.А. Михайловой об исследователе Крайнего Севера ленинградке
Варваре Григорьевне Кузнецовой "Скитания Варвары Кузнецовой"(есть в сети). Там много схожего, опубликованы дневники Кузнецовой, только она никуда не убегала и жила с чукчами уже после войны. Не знаю, кто у кого позаимствовал название, но, думаю, о Кузнецовой Рытхэу знал.

3. Т.С. Семушкин "Алитет уходит в горы". Книга отмечена Сталинской премией, но я о ней даже не слышала раньше, поэтому сейчас прочитала с интересом. Это тоже о чукчах, но уже береговых, о рыбаках и звероловах, об их обычаях, быте. Потом приход советской власти, коллективизация, полно идеологии. Но здесь есть писательский почерк и колоритные "плохие" и "хорошие" персонажи, которые запомнились.

4. Владимир Корнаков "В гольцах светает". Роман бурятского писателя о населении Витимской тайги, о русских и эвенках в предреволюционные годы. Книга объемная, но мало кому известная. Тематика та же примерно. Мне понравилась.

5. Н. Задорнов "Амур-батюшка". О прошлом Приамурья, о русских крестьянах-переселенцах в 19 веке, об освоении края и взаимоотношениях с коренным народом - гольдами (нанайцами). Роман отмечен Государственной премией СССР, считаю, что по праву. Хорош (спасибо Рытхэу). Скачала продолжение - роман "Золотая лихорадка".

6. Сюда же отнесу записки участника полярной экспедиции Валериана Альбанова "На юг, к земле Франца Иосифа!" Это о дрейфе во льдах Северного Ледовитого океана шхуны "Святая Анна" под началом лейтенанта Г.Л. Брусилова и уходе с нее с целью добраться до земли. Интересно.

Кажется, все пока о Севере и Востоке. Но еще не все прочитанное.)
С весной всех!

Не вернулся из боя

Фамилия, имя, отчество: Иван Яковлевич Курсаков
Дата рождения военнослужащего: __.__.1899
Время поступления на службу: 01.11.1942
Воинское звание на момент награждения: красноармеец
Место службы: 222 сп 49 сд
Чем награждён: Медаль «За отвагу»
Дата представления к награде: 25.07.1943
Описание подвига или заслуг

ФОТО

Мамин отец.

Рисунок внучки в детский сад.

VFL.RU - ваш фотохостинг

Итоги чтения за год

Просмотрю, что прочла за год и подведу итоги. Хотя они будут не особо интересными, но все же...
Читала в этом году мало, флешмобы и вовсе забросила. Хотя, считаю, что к меня уважительная причина по этому поводу. Раскусила, что там советуют не лучшее, а нужное кому-то для рейтинга. А раз так, выбываю из игры раз и навсегда. Хотя благодаря им, я все же кое-что нашла.
 Список убираю, здесь скажу коротко, кто и как.  Получилось 39 книг, еще одна перейдет на новый год, а пару пьес и пару детективов не записала. Значит, где-то 40. Это меньше, чем в прошлом году. Да и открытий особенных нет. В основном, классика, современное, как я поняла, не мое чтение.
И еще, что интересно, просматривала месяцы, и год,  как на ладони. Вроде бы недавно читала и здесь обсуждали Сей-Сенагон, это было в марте, что почитать у Кутра Воннегута , которого часто вспоминаю, советовали мне в апреле, кажется, что недавно мучалась с "Триумфальной аркой" и пела блюз Чижа , а это было в мае,  а августовская "Обитель"и октябрьская "Травницкая хроника" совсем рядом.
В новом году сделаю список себе сама и включу в него тех, кого бы хотела почитать еще.
А хотела бы почитать Салтыкова-Щедрина, Форстера, Воннегута, Ремарка(ох!), Барбару Пим, конечно, это как Форстер, только женщина, Виктора Пронина, которого почему-то пропустила в 90-е, Прилепина, возможно, что-нибудь, Иво Андрич с "Мостом на Дрине" перешел на следующий год.
Курсивом выделено  не понравившееся совсем.
Итак, в этом году:
Collapse )

Моя родня.

Как-то сейчас задумалась... А ведь это редкость, наверное.
У меня есть и мать, и отец. Правда, отец, нажив троих детей, из семьи ушел к другой женщине, у них там родился ребенок, и отец, видимо, решив, что одного ребенка растить легче, чем троих, общение с нами прекратил. Моя младшая сестра его не знает вообще, как отца. Ей было полгода, когда он ушел из семьи.
Сейчас он жив, здоров, торгует на районном рынке медом с собственной пасеки (очень хорошим, кстати), и ему скоро исполнится 83 года.
Я только что вернулась от тети, сестры отца, мы с ней обсуждали этот вопрос.
Их у матери (у моей бабушки) было семеро. Отец у них погиб на войне.
Бабушка была умная, с уходом отца отношения с нами сохранила, но сколько себя помню, всегда болела. Говорили, что у нее порок сердца. Умерла она в 84 года.
И вот ее дети.
Старшая, тетя Шура, учительница младших классов, учила и меня, она с 1923 года. В апреле ей исполнится 95 лет. Она еще чеснок сажает собственноручно, 2 грядки по 10 метров. Живет с семьей дочери, но когда они куда-то уезжают, остается одна.
Потом, тетя Поля, всю жизнь работала уборщицей в школе, с 1929 года. Скоро ей исполнится 89. Вполне здорова и головой и телом, копит денежки, не так давно лежала в больнице с подозрением на отравление, пролечилась, сейчас все нормально. Живет без забот с сыном и снохой.
Тетя Тоня, с 1932 года, значит, ей скоро 86. Жизнь у нее не легкая. Работала на стройке, муж пил, сидел в тюрьме, затем занялся ЗОЖ, но запил и до сих пор пьет сын. Правда, есть умница дочь еще, но она живет отдельно. Так, что все хозяйство до сих пор на тете Тоне. Держали корову, построили сыну дом, торгует грибами-ягодами в сезон. И она еще съездит на автобусе в райцентр на рынок, привезет продуктов для семьи.
Затем отец, с 1935 года, учитель биологии, про него уже писала.
Потом тетя Маша, с 1938 года, работала бухгалтером-ревизором. На следующее лето ей исполнится 80. К ней как раз я и ходила. Живет одна в деревянном доме, чистота идеальная, все делает сама. Когда-то горела, в 75 перенесла полостную операцию по удалению грыжи и желчного пузыря. Вчера я ей дала ведро картошки, немного пирога, и две пары вязаных носок. Она еще вчера оставила 300 рублей, хотя я и не брала, а сегодня велела мне прийти к ней за новыми, конечно, резиновыми сапогами, галошами и варежками. Отказы не принимались.
Тетя Клава, самая младшая, с 1942 года. Это, значит, ей уже 75. Закончила школу с золотой медалью, получила высшее торговое образование. Какое, точно не знаю. Она жила всегда далеко. То в Казахстане, то в Армении, муж у нее был армянин, сейчас живет в Тольятти. Для меня она молодая, умница и красавица. Часто перезваниваемся.
И только одна сестра, тетя Зина, 1926 года рождения, веселая певунья, плясунья и любительница совсем немного выпить, умерла в 75 лет от инфаркта.

Совсем коротко,

и не о главном.
В продолжении темы Джонни Деппа, начала смотреть "Волшебную страну". Просмотрела треть фильма, и чувствую, что все. Больше не могу. Ну да, тонкая тема, реальные события, дети, красавец Джонни, еще и Кейт Уинслет. Джонни, как всегда, оригинальничал, Кейт, как всегда, грустила. Но видимо не доросла еще. Подумала, подумала и выключила, в очередной раз сделав вывод, что Депп 21 века не мой герой.
И вернулась в 20 век. Посмотрела, что там было у него еще, кроме аризонской мечты и Гилберта Грейпа. Нашла проверенный 1993 год, выбрала "Бенни и Джун" и с первых кадров до конца просмотрела, ни на что не отвлекаясь. Странно. что Сэму не нашлось места в названии кинокартины.
Впрочем, таким и в жизни места не находится... Так что все правильно.

Чтение. Яд и противоядие,...

или чем отличается русская литература от английской.
В первый раз, наверное, читала две книги параллельно, и они друг другу не мешали.
Татьяна Толстая "Изюм", сборник публицистики (очерки, статьи, эссе, хотя не знаю различий, я так чувствую) разных лет конца 20 века.
Когда упоминала, что хочу почитать Толстую, я имела ввиду "Легкие миры". Но "Легкие миры" не нашла, зато нашла "Изюм", который совсем не изюм, а может быть конский каштан, или незрелый грецкий орех, или горький лимон... Очень уж много в нем яду.
В каком-то интервью Татьяна Толстая сказала, что никогда не отождествляет себя с героями своих произведений. Может быть она меня извинит, но, по-моему, у нее это плохо получается. В творчестве на первом плане вижу ее. Такой, какая она сидела в жюри "Минуты славы", всегда в черном платье, с насупленными бровями, всегда готовая дать отпор.
Татьяна жила тяжело. Петербург строился не для нее, в школе ее притесняли и преследовали, заставляли писать открытки маме с 8 Марта, в 90-е голодала, давилась в очередях и с тех пор всегда "кушать хочется". Приходится не брезговать работой в сомнительном журнале и в сомнительном фонде, живущем на американские деньги. Но ведь не она одна. Вон Церетели там в Греции деньги вымогает, Якубовичу со всех сторон огурцы в банках везут...
Русский язык никто не знает, поговорить не с кем. И при том при всем, нигде нельзя курить! Вот мы все дураки! От такой жизни выть хочется, понятно, чего уж там.
Но есть и у нее время благости. В такие минуты хочется писать хорошо и красиво. Хочется вспомнить отца в Равенне размышлять о Чехове и о любви, печалиться о судьбе Патриарших прудов, думать о Христе и Голгофе.
Но вот опять... Ленин, бабы-пулеметчицы, пропаганда. И наконец-то вожделенный сытый капитализм в действии. Что пишет Толстая сейчас, вот что мне хотелось почитать. Сыта, успешна, не преследуема.
Зато другие... Вернее дети других лет через 20( или 40) напишут, почему в одну ночь нужно было собраться и уехать хоть куда, только подальше, не простившись с бабушками и дедушками. А может быть все еще не напишут.
Глотать подобный изюм в чистом виде было очень не вкусно, пришлось искать что-то для компота.
На очереди стояла книга Барбары Пим "Замечательные женщины". Книга просто идеально подошла для компота и наглядно показала, в чем различие между русской и английской литературами.
Современную русскую литературу я читаю редко и с опаской. Даже не знаю, зачем читаю. Удовольствия чтение точно не доставляет, наверное, из-за патриотизма. Во время подобного чтения во мне растет комплекс неполноценности.
Вот как здесь. Много правды в словах Татьяны Никитичны, интересны ее мысли и взгляды, чувствуется, что человек думает. Но почему чувствую себя кругом виноватой? И за Якубовича, и за Церетели, и за то, что нельзя курить, и за то, что ее заставляли писать открытки с 8 Марта, и за Ленина, и за революцию, и за...все. Про "Черный квадрат" молчу уже, просто нет мне прощения!
Ну нет в жизни совершенства, что я могу поделать!
Английские авторы пишут о том же. В их жизни совершенства тоже нет, все нам врали. Примерно в те же 80-е годы простые люди, а не голубая кровь, жили бедно, голодновато и холодновато. Холодновато там и сейчас. И дороговато. Но там никто не виноват, нет, виноваты, конечно, но сами, так уж сложилось..
Кто-то носит новую одежду, а кто-то покупает на церковных ярмарках побитую молью и доволен, и никто не виноват, кто-то живет в престижных районах Лондона, а кто-то ищет хорошее в своем невзрачном, кто-то обедает в ресторанах, а кто-то ест фасоль из банки. И опять никто не виноват, так сложилось. Кто-то идет в церковь, а кто-то... не идет? Ах и ох! Но так уж сложилось.
А человечность никто не отменял, нужно идти нести добро.
Не знаю, то ли от противного, то ли сама по себе, но книга меня развлекала и успокаивала. Это просто прелесть какая-то. И грустная, и смешная, и скучная, и интриги нет абсолютно..., но иронично-изящная прелесть.
Почему-то английская дочь священника мне более близка, чем Толстая, хотя я русская настолько, что дальше некуда. Рекомендуется любителям "Аббатства Даунтон", Вудхауза, Джерома.
Джейн Остен? Ну нет. Это другое. Остен отчасти сноб, ее любовь - аристократы, и по стилю нечто другое и по времени..
Книга ни о чем, на первый взгляд, она о житейских мелочах старой девы Милдред, но так хорошо читать. Греешься и оттаиваешь, здесь не нужно просить прощения за все, в чем не виновата, здесь есть самоирония, САМО, здесь есть такт и стиль. Здесь я такая, какая есть, и мне нужно с этим жить, по возможности, интересно. Именно я ответственна за свою жизнь.
В английских школах не писали, возможно, открыток к 8 Марта, зато в холодных классах дети пели церковные гимны.
Представляю, как рыдала бы девочка Таня.
Для сравнения, только по цитате из текстов на одну тему. Воспоминания о школе.
Толстая:
У нас дома восьмое марта презирали: считали государственным праздником. Государственное — значит принудительно-фальшивое, с дудением в духовые инструменты, хождением строем, массовым заполнением карточек, называемых поздравительными открытками. «Желаем успехов в труде!..» Государственное — это когда на тебя кричат, унижают, тыкают в тебя пальцем: стой прямо и не переминайся с ноги на ногу! Это когда все теплое, домашнее, хорошее и уютное вытащено спросонья на мороз, осмеяно, подвергнуто оскорблениям. Государственное — это школа, первая примерка тюрьмы. В школе учат дурному и противоречивому. Говорят: «Сам погибай, а товарища выручай» и тут же велят доносить. Говорят: «Надо помогать другу», а списывать запрещают. И на уроках пения поют и поют про каких-то мертвых орлят, пионеров, партизан, солдат, якобы храбрых мальчишек, заползающих в тыл непроясненному врагу, чтобы там навредить, а так как известно, что мальчишки всегда вредят, что с них взять, — то и поешь с отвращением, по государственной, холодной обязанности.

Черная школьная зима, вонь чернильниц-непроливаек, неприличное слово, вырезанное на парте, полы, вощенные красной мастикой, кабинет завуча, мимо которого проходишь, холодея: а вдруг выскочит и завопит, тучная, тряся багровыми щеками, полуседыми волосами, заплетенными в косицы «корзиночкой», — ужас, — все это государство
.
Это где же Толстая училась? Даже о нашей деревенской школе с печкамия не могу сказать такого, не покривив душой.

Барбара Пим:
Сердце у меня упало, когда я узнала привычный ландшафт. Я почти вообразила себя школьницей, приехавшей дождливым сентябрьским вечером на осенний семестр, и даже почувствовала антисептический запах недавно отдраенных раздевалок…
...После чая мы торжественно направились в часовню, чтобы перед службой осмотреть новый витраж. Часовня была построена в 1925 году в сравнительно холодном современном стиле: белые стены, неудобные легкие дубовые стулья и много серо-голубого цвета в убранстве и занавесях. Тут мы с Дорой в возрасте пятнадцати лет проходили конфирмацию, тут мы немного опасливо преклонили колени, ожидая чего-то, что в полной мере так и не свершилось. О школьных службах ничего вдохновляющего в моей памяти не сохранилось – только глупые смешки над некоторыми строчками из гимнов и псалмов, а после бдительность – чтобы упрекнуть за те же смешки девочек помладше. Наверное, мы с Дорой (в те годы мы обе считались толстушками) теперь без дрожи или призрачной полуулыбки могли бы стоять бок о бок и петь: «Хрупкие дети праха»[17]. Довольно печально, если подумать.

Довольно печально, если подумать. Но кто виноват? Никто.

А вчера дочитала "Ветер в ивах" Кеннета Грэма.
Книга не нуждается в рекомендациях. Но если кто не читал, там все о том же. О пороках и добродетели, о добре и зле.
Даже о страшном государстве. Но в первую, очередь, о самом себе честно.
Но я читала из-за лета, реки и иллюстраций.
PS. Я, конечно, если подумать, все понимаю про Толстую и уже успокоилась, благодаря английской литературе, и "Легкие Миры" еще почитаю, но, от вышеизложенного не отрекаюсь.


Читаю...

“Если записывать каждый день своей жизни, то чья жизнь не будет любопытна?” – сказал кто-то.На это я мог бы очень смело отвечать: “Моя”. Что может быть любопытного в жизни человека, который на сем свете ровно ничего не делал! Я чувствовал, страдал, я думал за других, о других и для других. Пишу свои записки, перечитываю и не нахожу в них только одного: самого себя." (В.Ф.Одоевский)

Всегда, в декабрях я читаю зимние,  рождественские, новогодние книги. Небольшая подборка есть и на этот декабрь.
Начала я с  рассказа Владимира Одоевского "Новый Год". Рассказ, написанный в 30-е годы 19 века, очень прост, но "заставляет задуматься..."
Если почти за два века с тех пор с нами происходит то же самое, то почему же мы ничему не учимся,  продолжаем глупо строить планы?  Условности  и окружаюшая среда сильнее нас, или все же есть возможность устоять,  сохранить отношения?
История, грустная своей простотой, банальностью и узнаваемостью. Это просто жизнь, какова она есть на самом деле.
Хорошо, что я прочла этот рассказ, еще лучше, что не под Новый Год.

А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо. все хорошо...

Горит здание на углу улиц Городецкого и Крещатика

Как сообщает корреспондент ВВС, из дома валит дым, активисты с Майдана с огнетушителями побежали его тушить.

По состоянию на 17:30 пожарных машин не видно.

Киевляне послушались призывов активистов Майдана не принимать сегодня участие в массовых акциях в центре столицы.

Сегодня в центре Киева было спокойно.

- это я читаю новости Украины. Тут. Не российское радио и телевидение, а что ни на есть самая Украина.
Так вот. Это намного депрессивнее и страшнее. Пожалуй вернусь к себе.
Выбрала самую безобидную и даже смешную. Если бы не было грустно...
А так, в основном, озабочены поисками русских диверсантов.
                                                                             
                                                                         Jack Savoretti - Russian Roulette